Она похудела побледнела стала красивее и стройнее

Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев. И указывали она похудела побледнела стала красивее и стройнее семью Туркиных как на самую образованную и талантливую. Эта семья жила на главной улице, возле губернатора, в собственном доме. Сам Туркин, Иван Петрович, полный, красивый брюнет с бакенами, устраивал любительские спектакли с благотворительною целью, сам играл старых генералов и при этом кашлял очень смешно.

она похудела побледнела стала красивее и стройнее фото

Он знал много анекдотов, шарад, поговорок, любил шутить и острить, она похудела побледнела стала красивее и стройнее всегда у него было такое выражение, что нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно. И доктору Старцеву, Дмитрию Ионычу, когда он был только что назначен земским врачом и поселился в Дялиже, в девяти верстах от С. Старцев отправился в город, чтобы развлечься немножко и кстати купить себе кое-что. В городе он пообедал, погулял в саду, потом как-то само собой пришло ему на память приглашение Ивана Петровича, и он решил сходить к Туркиным, посмотреть, что это за люди.

Иван Петрович, встречая его на она похудела побледнела стала красивее и стройнее. Очень, очень рад видеть такого приятного гостя. Пойдемте, я представлю вас своей благоверной.

Вера Иосифовна, сажая она похудела побледнела стала красивее и стройнее возле себя. Мой муж ревнив, это Отелло, но ведь мы постараемся вести себя так, что он ничего не заметит. Иван Петрович и поцеловал ее в лоб. Старцеву представили Екатерину Ивановну, восемнадцатилетнюю девушку, очень похожую на мать, такую же худощавую и миловидную.

Потом пили чай с вареньем, с медом, с конфетами и с она похудела побледнела стала красивее и стройнее вкусными печеньями, которые таяли во рту. Потом все сидели в гостиной с очень серьезными лицами, и Вера Иосифовна читала свой роман. В городском саду по соседству играл оркестр и пел хор песенников. Когда Вера Иосифовна закрыла свою тетрадь, то минут пять молчали и слушали Лучинушку, которую пел хор, и эта песня передавала то, чего не было в романе и что бывает в жизни. Вы печатаете свои произведения в журналах?

она похудела побледнела стала красивее и стройнее фото

Напишу и спрячу у себя в шкапу. Подняли у рояля крышку, раскрыли ноты, лежавшие уже наготове. Екатерина Ивановна является одной из центральных героинь рассказа «Ионыч» Чехова. В этой статье представлен цитатный образ и характеристика Екатерины Ивановны в рассказе «Ионыч» Чехова: описание внешности и характера героини, ее история жизни, отношения с Ионычем. Полное имя героини — Екатерина Ивановна Туркина.

Котик не станет огорчать папу и маму. Дочь, Екатерина Ивановна, молодая девушка, играла на рояле. Она восхищала его своею свежестью, наивным выражением глаз и щек. Вы кончили курс в здешней гимназии? И в то же время, несмотря на эту наивность, она казалась ему очень умной и развитой не по летам. С ней он мог говорить о литературе, об искусстве, о чем угодно, мог жаловаться ей на жизнь, на людей, хотя во время серьезного разговора, случалось, она вдруг некстати начинала смеяться или убегала в дом.

Екатерина Ивановна собирается поступить в консерваторию и хочет стать известной пианисткой. Екатерина Ивановна кончила свои длинные, томительные экзерсисы на рояле. Екатерине Ивановне предложение, она отказывает ему. Екатерина Ивановна мечтает об успехе и славе. Я хочу быть артисткой, я хочу славы, успехов, свободы, а вы хотите, чтобы я продолжала жить в этом городе, продолжала эту пустую, бесполезную жизнь, которая стала для меня невыносима. Человек должен стремиться к высшей, блестящей цели, а семейная жизнь связала бы меня навеки. Я не пианистка, на свой счет я уже не заблуждаюсь и не буду при вас ни играть, ни говорить о музыке.

В течение 4 лет Ионыч и Екатерина Ивановна не видятся. Наконец герои встречаются, когда девушка приезжает на каникулы домой. Туркиных, она уже не чувствовала себя дома. Повзрослев, Екатерина Ивановна раскаивается в том, что отказала когда-то Ионычу. Теперь она сама делает первые шаги к их сближению. И, конечно, я вас не понимала тогда, но потом, в Москве, я часто думала о вас. Я только о вас и думала.

Мы будем видеться, говорить, не правда ли? И больше уж он никогда не бывал у Туркиных. Окончив консерваторию, Екатерина Ивановна продолжает жить с родителями и по-прежнему играет на рояле. А Котик играет на рояле каждый день, часа по четыре. Она заметно постарела, похварывает и каждую осень уезжает с матерью в Крым. Ионыч» Чехова: описание внешности и характера героини, ее история жизни, отношения с Ионычем.

И указывали на семью Туркиных как на самую образованную и талантливую. Эта семья жила на главной улице, возле губернатора, в собственном доме. Сам Туркин, Иван Петрович, полный, красивый брюнет с бакенами, устраивал любительские спектакли с благотворительною целью, сам играл старых генералов и при этом кашлял очень смешно. Он знал много анекдотов, шарад, поговорок, любил шутить и острить, и всегда у него было такое выражение, что нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно. И доктору Старцеву, Дмитрию Ионычу, когда он был только что назначен земским врачом и поселился в Дялиже, в девяти верстах от С.

Весной, в праздник — это было Вознесение, — после приема больных, Старцев отправился в город, чтобы развлечься немножко и кстати купить себе кое-что. В городе он пообедал, погулял в саду, потом как-то само собой пришло ему на память приглашение Ивана Петровича, и он решил сходить к Туркиным, посмотреть, что это за люди. Здравствуйте пожалуйста, — сказал Иван Петрович, встречая его на крыльце. Очень, очень рад видеть такого приятного гостя. Пойдемте, я представлю вас своей благоверной.

Она похудела побледнела стала красивее и стройнее видео

Я говорю ему, Верочка, — продолжал он, представляя доктора жене, — я ему говорю, что он не имеет никакого римского права сидеть у себя в больнице, он должен отдавать свой досуг обществу. Садитесь здесь, — говорила Вера Иосифовна, сажая гостя возле себя. Мой муж ревнив, это Отелло, но ведь мы постараемся вести себя так, что он ничего не заметит. Ах ты, цыпка, баловница — нежно пробормотал Иван Петрович и поцеловал ее в лоб. Вы очень кстати пожаловали, — обратился он опять к гостю, — моя благоверная написала большинский роман и сегодня она похудела побледнела стала красивее и стройнее читать его вслух. Жанчик, — сказала Вера Иосифовна мужу, — dites que l’on nous donne du thé.

Старцеву представили Екатерину Ивановну, восемнадцатилетнюю девушку, очень похожую на мать, такую же худощавую и миловидную. Потом пили чай она похудела побледнела стала красивее и стройнее вареньем, с медом, с конфетами и с очень вкусными печеньями, которые таяли во рту. Потом все сидели в гостиной, с очень серьезными лицами, и Вера Иосифовна читала свой роман. Недурственно — тихо проговорил Иван Петрович.

В она похудела побледнела стала красивее и стройнее саду по соседству играл оркестр и пел хор песенников. Когда Вера Иосифовна закрыла свою тетрадь, то минут пять молчали и слушали Лучинушку, которую пел хор, и эта песня передавала то, чего не было в романе и что бывает в жизни. Вы печатаете свои произведения в журналах? Нет, — отвечала она, — я нигде не печатаю. Напишу и спрячу у себя в шкапу. А теперь ты, Котик, сыграй что-нибудь, — сказал Иван Петрович дочери.

Подняли у рояля крышку, раскрыли ноты, лежавшие уже наготове. Ну, Котик, сегодня ты играла, как никогда, — сказал Иван Петрович со слезами на глазах, когда его дочь кончила и встала. Вы кончили курс в здешней гимназии? А все-таки в консерваторию я поеду, — сказала Екатерина Ивановна. Котик не станет огорчать папу и маму. Екатерина Ивановна, шутя и капризничая, и топнула ножкой.

А за ужином уже Иван Петрович показывал свои таланты. Когда гости, сытые и довольные, толпились в передней, разбирая свои пальто и трости, около них суетился лакей Павлуша, или, как его звали здесь, Пава, мальчик лет четырнадцати, стриженый, с полными щеками. Занятно, — подумал Старцев, выходя на улицу. Он зашел еще в ресторан и выпил пива, потом отправился пешком к себе в Дялиж. Пройдя девять верст и потом ложась спать, он не чувствовал ни малейшей усталости, а напротив, ему казалось, что он с удовольствием прошел бы еще верст двадцать.

Недурственно — вспомнил он, засыпая, и засмеялся. Старцев всё собирался к Туркиным, но в больнице было очень много работы, и он никак не мог выбрать свободного часа. Вера Иосифовна давно уже страдала мигренью, но в последнее время, когда Котик каждый день пугала, что уедет в консерваторию, припадки стали повторяться всё чаще. Вера Иосифовна написала ему трогательное письмо, в котором просила его приехать и облегчить ее страдания. Екатерина Ивановна кончила свои длинные, томительные экзерсисы на рояле. Потом долго сидели в столовой и пили чай, и Иван Петрович рассказывал что-то смешное. Ради бога, умоляю вас, не мучайте меня, пойдемте в сад!

Она пожала плечами, как бы недоумевая и не понимая, что ему нужно от нее, но встала и пошла. Вы по три, по четыре часа играете на рояле, — говорил он, идя за ней, — потом сидите с мамой, и нет никакой возможности поговорить с вами. Дайте мне хоть четверть часа, умоляю вас. Приближалась осень, и в старом саду было тихо, грустно и на аллеях лежали темные листья. Я не видел вас целую неделю, — продолжал Старцев, — а если бы вы знали, какое это страдание! У обоих было любимое место в саду: скамья под старым широким кленом. И теперь сели на эту скамью.

Я не видел вас целую неделю, я не слышал вас так долго. Я страстно хочу, я жажду вашего голоса. Она восхищала его своею свежестью, наивным выражением глаз и щек. Даже в том, как сидело на ней платье, он видел что-то необыкновенно милое, трогательное своей простотой и наивной грацией.

И в то же время, несмотря на эту наивность, она казалась ему очень умной и развитой не по летам. С ней он мог говорить о литературе, об искусстве, о чем угодно, мог жаловаться ей на жизнь, на людей, хотя во время серьезного разговора, случалось, она вдруг некстати начинала смеяться или убегала в дом. Что вы читали на этой неделе, пока мы не виделись? А как смешно звали Писемского: Алексей Феофилактыч! Старцев, когда она вдруг встала и пошла к дому. Мне необходимо поговорить с вами, я должен объясниться Побудьте со мной хоть пять минут!

Она похудела побледнела стала красивее и стройнее видео

Она остановилась, как бы желая что-то сказать, потом неловко сунула ему в руку записку и побежала в дом, и там опять села за рояль. Сегодня, в одиннадцать часов вечера, — прочел Старцев, — будьте на кладбище возле памятника Деметти. Ну, уж это совсем не умно, — подумал он, придя в себя. Кому, в самом деле, придет серьезно в голову назначать свидание ночью, далеко за городом, на кладбище, когда это легко можно устроить на улице, в городском саду? И к лицу ли ему, земскому доктору, умному, солидному человеку, вздыхать, получать записочки, таскаться по кладбищам, делать глупости, над которыми смеются теперь даже гимназисты? У него уже была своя пара лошадей и кучер Пантелеймон в бархатной жилетке. Было тихо, тепло, но тепло по-осеннему.

В предместье, около боен, выли собаки. Старцев оставил лошадей на краю города, в одном из переулков, а сам пошел на кладбище пешком. У всякого свои странности, — думал он. Котик тоже странная и — кто знает? Кладбище обозначалось вдали темной полосой, как лес или большой сад.

Старцева раздавались так резко и некстати. В городе уже никто не помнил о ней, но лампадка над входом отражала лунный свет и, казалось, горела. Да и кто пойдет сюда в полночь? Но Старцев ждал, и, точно лунный свет подогревал в нем страсть, ждал страстно и рисовал в воображении поцелуи, объятия. Он посидел около памятника с полчаса, потом прошелся по боковым аллеям, со шляпой в руке, поджидая и думая о том, сколько здесь, в этих могилах, зарыто женщин и девушек, которые были красивы, очаровательны, которые любили, сгорали по ночам страстью, отдаваясь ласке. И точно опустился занавес, луна ушла под облака, и вдруг всё потемнело кругом. Старцев едва нашел ворота, — уже было темно, как в осеннюю ночь, — потом часа полтора бродил, отыскивая переулок, где оставил своих лошадей.

Я устал, едва держусь на ногах, — сказал он Пантелеймону. На другой день вечером он поехал к Туркиным делать предложение. Но это оказалось неудобным, так как Екатерину Ивановну в ее комнате причесывал парикмахер. Она собиралась в клуб на танцевальный вечер. Пришлось опять долго сидеть в столовой и пить чай. Иван Петрович, видя, что гость задумчив и скучает, вынул из жилетного кармана записочки, прочел смешное письмо немца-управляющего о том, как в имении испортились все запирательства и обвалилась застенчивость.

А приданого они дадут, должно быть, немало, — думал Старцев, рассеянно слушая. К тому же, если ты женишься на ней, — продолжал кусочек, — то ее родня заставит тебя бросить земскую службу и жить в городе. Наконец вошла Екатерина Ивановна в бальном платье, декольте, хорошенькая, чистенькая, и Старцев залюбовался и пришел в такой восторг, что не мог выговорить ни одного слова, а только смотрел на нее и смеялся. Она стала прощаться, и он — оставаться тут ему было уже незачем — поднялся, говоря, что ему пора домой: ждут больные. Делать нечего, — сказал Иван Петрович, — поезжайте, кстати же подвезете Котика в клуб. На дворе накрапывал дождь, было очень темно, и только по хриплому кашлю Пантелеймона можно было угадать, где лошади.

Я иду по ковру, ты идешь, пока врешь, — говорил Иван Петрович, усаживая дочь в коляску, — он идет, пока врет Трогай! А я вчера был на кладбище, — начал Старцев. Да, я был там и ждал вас почти до двух часов. И страдайте, если вы не понимаете шуток. Екатерина Ивановна, довольная, что так хитро подшутила над влюбленным и что ее так сильно любят, захохотала и вдруг вскрикнула от испуга, так как в это самое время лошади круто поворачивали в ворота клуба и коляска накренилась. Старцев поехал домой, но скоро вернулся. О, как мало знают те, которые никогда не любили!